Психологическая статья о старости

В пятницу (2-ого сентября, 2011) состоялся семинар “Старость родителей”. Семинар вел Костя Логинов, а мы с Женей Андреевой немного модерировали дискуссию. Хотя особенно делать ничего не пришлось. Всё шло как-то само собой, естественным путем. К нам в гости, в мастерскую, пришло 15 человек. Перед началом семинара, пока ждали подходивших людей, Костя поставил послушать песню Семена Слепакова “День Победы”.

В 18.40 начали. Костя сделал обзор современных геронтологических теорий описывающих старость и критерии определения этого периода. После этого все вместе обсуждали свое понимание старости, откликались на теории представленные Костей. Наибольший протест у собравшихся (большинство из которых занимаются или планируют заниматься психотерапией) вызвала концепция, которая трактует старость как процесс угасания когнитивных функций. Оказалось, что все планируют заниматься психотерапией очень долго и счастливо. Никто не был согласен в старости поглупеть и потерять возможность говорить мудрое.

Мое мнение заключается в следующем – старость можно описать как совокупность следующих факторов – биологическое старение, психологический переход в пост-контакт, изменение социальное роли предписанное социумом. Вообще, идея влияния социального на переживание старости как-то сильно беспокоила меня на этом семинаре.

Здесь, конечно же, есть и другая часть – сами дети, таким способом, избегают столкновения с взрослением, с близкой перспективой потери, с возникающим в связи с этим чувством одиночества и переживаниями «я теперь главный», а затем «я теперь следующий».

Например, дети постоянно куда-то отправляют родителей (отдыхать), чем-то развлекают их. Родители соглашаются на все это, боясь обнаружить свою старость. Дети делают это боясь обнаружить старость родителей и своё недетство.

Обсуждение этих идей постепенно привело нас к большому разговору и вине и долге. Участники делились своими переживаниями, рассказывали об опыте проживания непростых ситуаций наполненных гневом, виной, отвращением.

Я думал о том, что попытка агрессивной заботы о родителях в старости может быть своеобразной местью за их (родительскую) агрессивную заботу о ребенке в детстве.

Еще пришел к выводу, что огромное количество вины в этой теме – социальная вина. Есть принятые в культуре установки относительно правильного обращения со стариками. При этом и у самих стариков есть стереотипы о том, как именно должны обращаться с ними их дети. Иногда эта «правильность» мало связана с реальной потребностью. Но, тем не менее, нарушение «устоев» вызывает сильную вину у детей и чувство унижения у родителей.

Думал о том, что присутствующие в пост-советской культуре стереотипы об отношениях стариков и детей подразумевают сильную связанность и взаимную зависимость. «Хорошие дети» должны обязательно жить вместе со старенькой мамой (даже если есть возможность сделать по-другому). «Хорошая бабушка» обязана нянчить внуков и ей должно быть стыдно пойти в спа или уехать путешествовать. На мой взгляд, все это сильно связано с материальным положением. Страшно представить жизнь на одну пенсию – этот страх порождает желание заранее убедить детей заботиться о себе в старости. Убеждение строится на призыве к совести и порождает вину.

В третьей части семинара, в ходе обсуждения темы вины и долга, Костя предложил проделать несколько мысленных экспериментов. Например, представить себя в старости в беспощном состоянии и подумать кого-бы “допустили” о себе заботиться. И еще – представить ситуацию, в которой необходимо отправить родителей в дом престарелых.

В конце семинара и уже потом на нашем сайте, участники говорили о том, что на семинаре была атмосфера, в которой можно было говорить о глубоком и сложном, но при этом не пропадать в трагизме. Для меня это тоже было ценно.
Костя, спасибо! Спасибо всем кто пришел!

Нажмите, чтобы оставить отзыв.

* Поле обязательное к заполнению